5 страниц V  < 1 2 3 4 > »   

Рождественские рассказы

, рассказы для детей
gena
сообщение 10.12.2005 10:16
Сообщение #31


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Е.САНИН

БЕРЁЗОВАЯ ЁЛКА

(святочный рассказ)

Каких только чудес не случается в Рождественскую ночь! Сережа слушал, как мама читает ему святочные рассказы, и только диву давался. Все они, начинаясь грустно-грустно, заканчивались так, что даже плакать хотелось от радости. Были, правда, и рассказы с другим концом. Но мама, хмурясь, пропускала их. И правильно делала. Печального им хватало и в жизни.
За окном наступала темно-синяя ночь. Двор быстро чернел, и только береза под ярким фонарем продолжала оставаться белой. Крупными хлопьями, словно ватные шарики на нитках, которыми они когда-то украшали комнату с елкой, падал снег.
Вспомнив то счастливое время, Сережа прищурил глаза. Береза сразу превратилась в ель, а многочисленные горящие в честь Рождества окна дома напротив стали светящимися гирляндами. Папа с мамой сновали по заставленной мягкой мебелью и увешанной коврами комнате. Они доставали из буфета праздничную посуду и накладывали в нее сыр, колбасу, дымящуюся картошку с мясом...
Сережа сглотнул голодную слюну и открыл глаза. Ель снова стала березой, а комната – пустой и унылой, где не было ни ковров с креслами, ни праздничного стола, ни папы... Мама лежала на истрепанном диване, читая про то, как бедный мальчик однажды попал из жалкой лачуги на рождественский бал во дворец. А папа... его последний раз он видел на вокзале, в окружении точно таких же спившихся бомжей.
– Ну, вот и все! – сказала мама, переворачивая последнюю страницу.
«Как жаль, что такое бывает только в книгах!» – вздохнул про себя Сережа и вслух спросил:
– А почему эти рассказы – святочные?
Мама подумала и улыбнулась:
– Наверное, потому, что они про Рождество. Ты же ведь теперь знаешь, что сегодня кончается пост.
– Он у нас и завтра будет! – буркнул Сережа.
– ... и наступает самая веселая неделя, которая называется святки! – делая вид, что не слышит его, закончила мама.
– Самая грустная неделя... – снова искаженным эхом повторил мальчик. Мама с трудом приподнялась на локте и затеплила перед стоявшей на столе иконой лампаду:
– Ну, вот и праздник. С Рождеством Христовым, сынок! Я так хотела, чтобы и у нас с тобой были настоящие святки, но...
Недоговорив, она легла лицом к стене. Плечи ее вздрагивали. Чем Сережа мог помочь ей? Обнять? Сказать что-нибудь ласковое? Но тогда она заплачет навзрыд, как это уже бывало не раз. И он опять стал глядеть в окно на березовую ель и радужные из-за слез на глазах окна. Он знал, что мама надеялась получить сегодня щедрую милостыню у храма, куда придет на Рождество много-много людей, и, помнится, даже помогал ей мечтать, как они потратят эти деньги. Но у мамы заболело сердце, и врач сказал, что ей нужно ложиться в больницу. «Только лекарства, – предупредил он, выписывая рецепт, – надо купить за свой счет». А самое дешевое из них стоило больше, чем мама зарабатывала за месяц, когда еще работала дворником. Где им достать таких денег? Сережа перевел глаза на огонек лампадки. После того, как папа, пропив все самое ценное, исчез из дома, они постепенно сдали в комиссионку мебель и вещи. Осталось лишь то, чего нельзя было продать даже на «блошином» рынке: этот вечно пугающий острыми зубами пружин диван, царапанный-перецарапанный стол, хромые стулья... Мама хотела продать и родительскую икону, но какая-то бабушка сказала, что она называется «Всех Скорбящих Радость», и если мама будет молиться перед ней, то Бог и Пресвятая Богородица непременно придут на помощь. Никто на свете уже больше не мог помочь им, и мама послушалась совета. Она сделала из баночки лампадку и, наливая в нее дешевого масла, отчего та почти сразу же гасла, стала молиться, а потом ходить в храм, где до и после службы просила милостыню.
И, удивительное дело, продавать им давно уже было нечего, денег достать неоткуда, потому что маме из-за болезней пришлось оставить работу, но еда, пусть самая черствая и простая, в доме не переводилась. Сегодня, после первой звездочки, они даже поужинали по-праздничному – черным хлебом с селедкой под луком! А вот завтра, холодея, вспомнил Сережа, им совсем нечего будет есть.
И тут он понял, чем может помочь маме! Если она сама не в силах пойти за милостыней, то должен идти он! Нужно было только дождаться, когда мама уснет или погаснет лампадка, чтобы он мог незаметно уйти из дома. Но огонек в этот раз почему-то горел и горел. К счастью, мама вскоре задышала по-сонному ровно, и Сережа, наскоро одевшись, неслышно скользнул за дверь.
* * *
Улица встретила его разноцветным сиянием и многоголосой суетой. Со всех сторон завывающе подмигивали огни реклам. Мчались, шипя колесами, по заснеженному асфальту автомобили. Люди, смеясь и радуясь празднику, шли – одни обгоняя его, другие навстречу... Десятки, сотни, тысячи людей, и ни одному из них не было дела до одиноко идущего мальчика, у которого дома осталась больная мать. Сережа шел, и ему казалось, что все это он уже где-то видел и слышал, причем совсем недавно. «Ах, да! – вспомнил он. – В святочных рассказах». Только там бездушными прохожими были жившие лет сто назад, а не эти люди, а бедным мальчиком – он сам. И хотя в ближайшем храме, и в другом, и в третьем всенощная служба уже отошла, его не покидало ощущение, что с ним тоже может произойти что-то необыкновенное.
Он уже не шел – бежал по улицам. И только раз, проходя мимо большого магазина, остановился и долго, расплющив нос о витринное стекло, смотрел на ломившиеся от всяких вкусностей прилавки и на огромного плюшевого мишку в отделе подарков.
Наконец, обежав и исколесив полгорода на трамвае, он увидел церковь, в котором еще шла ночная служба. Встав на паперти, Сережа робко протянул руку и, завидев приближавшихся людей, выдавил из себя непривычное:
– Подайте, ради Христа!
Первый рубль, который вложил ему в ладошку старичок, он запомнил на всю жизнь. Потом одна женщина дала ему две десятикопеечные монетки, а другая – пряник. И все. После этого переулок перед храмом как вымер. Сережа понял, что, опоздав к началу службы, он должен дождаться ее окончания, когда начнут выходить люди. Зайти же в храм, где громко пели «Христос раждается...», он боялся – вдруг за это время появится еще какой-нибудь щедрый прохожий?
От долгого стояния на одном месте стали мерзнуть ноги. Варежки он в спешке забыл дома и теперь вынужден был поочередно греть в кармане то одну, то другую руку. Наконец он присел на корточки и, не опуская ладошки – вдруг все же кто-то пройдет мимо, – почувствовал, как быстро проваливается в сон.
...Очнулся он от близкого громкого разговора. Сережа открыл глаза и увидел высокого красивого мужчину в распахнутой дубленке, с толстой сумочкой на ремешке, какие носят богатые люди.
– Можешь поздравить! – говорил он кому-то по трубке-телефону. – Только что исповедался и, как говорится, очистил сердце! Такой груз с души снял... Все, еду теперь отдыхать!
– Подайте... ради Христа! – испугавшись, что он сейчас уйдет, с трудом разлепил заледенелые губы Сережа. Мужчина, не переставая разговаривать, достал из кармана и небрежно протянул – Сережа даже глазам не поверил, но каких только чудес не бывает в Рождественскую ночь – сто рублей!
– Спасибо! – прошептал он и сбивчиво в порыве благодарности принялся объяснять: «У меня ведь мама больна ... рецепт... есть нечего завтра... было...»
– Хватит с тебя. Остальное Бог подаст! – поняв его по-своему, отмахнулся мужчина.
И тут произошло что-то непонятное... странное... удивительное! Мужчина вдруг изменился в лице. Брезгливое выражение исчезло, и на смену ему пришло благоговейное. Он с восторгом и почти с ужасом, глядя куда-то выше и правее головы мальчика, стал торопливо расстегивать сумочку, бормоча:
– Господи, да я... Господи, да если это Тебе... Я ведь только слышал, что Ты стоишь за нищими, но чтобы это было вот так... здесь... со мною?.. Держи, малыш!
Сережа посмотрел на то, что давал ему мужчина, и обомлел. Это были доллары... Одна, вторая, пятая, десятая – и сколько их там еще – зеленоватые бумажки! Он попытался ухватить их, но пальцы так задеревенели на морозе, что не смогли удержать этого богатства.
– Господи, да он же замерз! Ты ведь замерз совсем! – обращаясь уже к Сереже, воскликнул странный мужчина и приказал: «А ну, живо ко мне в машину, я отвезу вас... тебя домой!»
Мужчина не был пьян. Сережа, хорошо знавший по папе, какими бывают пьяные, сразу понял это. Он очень хотел оглянуться и посмотреть, кто это так помогает ему, но, боясь, что мужчина вдруг исчезнет, покорно пошел за ним следом.
* * *
В машине, отмякая в тепле, он сначала нехотя, а потом, увлекаясь, стал подробно отвечать на вопросы, как они с мамой жили раньше и как живут теперь. Когда же дошел до того, каким был у них праздничный ужин, мужчина резко затормозил машину и повел Сережу в тот самый большой магазин, у витрины которого он любовался недоступными ему товарами. Из магазина они вышли нагруженными до предела. Мужчина шел к машине с пакетами, в которых были сыр, колбаса, апельсины, конфеты и даже торт, а Сережа прижимал к груди огромного плюшевого мишку.
Как они доехали до дома, как поднялись на этаж, он не помнил. Все происходило как во все. Пришел он в себя только тогда, когда предупрежденный, что мама спит, мужчина на цыпочках пробрался в комнату, осмотрелся и прошептал:
– Господи, да как же Ты сюда... да как же они здесь... Значит, так! Рецепт я забираю с собой и завтра же отвожу твою маму в больницу. Папой тоже займусь. Ты пока поживешь у моей бабушки. А здесь мы за это время такой ремонт сделаем, что самого Господа не стыдно принимать будет! Кстати, – наклонился он к уху мальчика, – а Он часто у вас бывает?
– Кто? – заморгал Сережа.
– Ну, Сам... Он! – мужчина замялся и показал взглядом на икону, перед которой продолжала гореть лампадка. – Иисус Христос!
– Так значит, это был Он? – только теперь понял все мальчик. – И все это – благодаря Ему?!
Через полчаса Сережа, проводив мужчину, лежал на своей расшатанной раскладушке и слушал, как дышит во сне даже не подозревавшая ни о чем мама. За окном быстро наступало светло-синее утро. Окна в доме напротив давно погасли и не казались уже гирляндами. Береза тоже не хотела больше быть елью. Но ему теперь не было грустно от этого. Он знал, что в следующем году наконец-то и у них обязательно будут настоящая елка и святки.
Единственное, чего он страшился, так это проснуться не в этой постели, а на промерзшей паперти. Но тут же, сжимая покрепче плюшевого мишку, успокаивал себя: ведь каких только чудес не случается в Рождественскую ночь!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 11.12.2005 17:20
Сообщение #32


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Перевёл с англ. и пересказал В.ГРИГОРЯН

ПАУЧКИ И РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЁЛКА

Эта история случилась давным-давно. В небольшом домике жила мать с двумя ребятишками. Отец их умер, и семья была очень бедна.
В сочельник они стали наряжать ёлку, украшая ее цветными лоскутками и игрушками, вылепленными из глины, а потом пошли в храм, воспеть Рождество Христово.
А что происходило в это время у них дома? Елка была так хороша, что привлекла паучков, которые со всего дома сползлись посмотреть на красивое, прекрасно пахнувшее дерево. Они бегали по веткам, радовались украшениям и, судя по всему, были совершенно счастливы. Так счастливы, что начали плести свои паутинки, и вскоре елка оказалась задрапирована серыми, цвета пыли, сетями – вот какой ужас.
А с иконы на жизнерадостную возню паучков смотрел Младенец Христос. Сначала Он улыбался, но вот чело Его слегка омрачилось.
Часы на городской башне отбивали час за часом, и вскоре мать с дочкой и сыном должны были вернуться со службы, и...
Младенец Христос знал, что мать и детки будут просто убиты горем, когда увидят, во что превратилась их ёлка.
– Пора домой, – сказал Он паучкам, и они, совсем уже к этому времени сонные, отправились по своим углам.
Христос же поднял руки и благословил дерево. В одно мгновение тонкие нити, сплетенные паучками, заискрились в свете лампады, потому что стали золотыми и серебряными.
А мать с детками шли в это время по заснеженному городу и не знали, что дома их ждет самая прекрасная рождественская ёлка, какую когда-либо видел белый свет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
zit
сообщение 12.12.2005 11:24
Сообщение #33


Новичок кулинарных дел!
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 179
Регистрация: 05.10.2005
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Москва
Пользователь №: 1652
Спасибо сказали: 0 раз



Репутация:   0  


QUOTE
А можно я его в сборник рождественских рассказов помещу, а вдруг кто-нибудь когда-нибудь издаст такую книгу? 


Танюша! Конечно включай в свой сборник! Господи, помоги тебе издать такую дивную книгу. Это же будет здорово и пользы- КУЧИЩА! smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 12.12.2005 19:11
Сообщение #34


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Спасибо, Иринушка!!! smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 12.12.2005 19:13
Сообщение #35


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


И. Рутенин

Рождественская елочка

Давно это было. В самые распродавние времена. Так, что и не верится даже. Но, однако же, все-таки было.
В ту пору Дед Мороз по Святой Руси ну совсем уж без всякого толку шатался. Злющий такой старикашка был: то нос кому ни с того, ни с сего отморозит. То ухо.. И свою внучку Снегурочку таким же безобразиям обучал.
И вот надоело им как-то по лесам густым, да по полям пустым ходить-злиться, да с друг дружкой дразниться. И решили они посмотреть, как люди в тепле-уюте живут.
А БЫЛ В ТУ ПОРУ СОЧЕЛЬНИК РОЖДЕСТВЕНСКИЙ.
Вот подошли они к одному окошку – заглядывать стали.
Дохнул Дед Мороз, дохнула Снегурочка, - а окно-то и замерзло!
В избушке той были братик с сестричкой: Иванушка да Машенька. Подбежали они изнутри к окошку – и тоже давай на него дышать!
Подышит один, подышит другая, потрут пальчиками – стекло и оттаивает маленькими кружочками!
Рассердился Дед Мороз и давай дуть-свистеть на окошко пуще прежнего.
А Иванушка с Машенькой опять подышали на стекло изнутри – оно и оттаяло!
- Ах, вы со мною тягаться, да со Снегурочкой состязаться! – кричит Дед Мороз. И так окно всякими узорами расписывает, что аж стекла трещат!
А детям нипочем: смеются да радуются. Опять на окошко подышали – оно и оттаяло.
Припали к окошку и засматривают на улицу.
Удивился Дед Мороз и спрашивает:
- Чего это вы со мной в игры играете да на улицу выглядываете? Али батюшку увидели на краю села, али матушка по воду на речку пошла?
Дети ему и отвечают:
- Неужто не слыхал, дедушка, что в Сочельник с первой звездой Сама Матушка Пресвятая Богородица со Младенцем Христом по Святой Руси ходит да в каждый дом, где Ее ждут, заходит? Вот мы и хотим Ее первыми увидеть и встретить.
Не слыхал такого чуда Дед Мороз никогда прежде.
Почесал в затылке, да и говорит:
- А как же вы встречать-то будете Младенца Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь?
Ванюшка с Машуткой ему и отвечают:
- Солеными грибами да сладкими пирогами, ключевою водой да молитвой святой! А в старину, - говорят, - пальмовыми ветками встречали и смоквами угощали. Только где их у нас, среди белых снегов да колючих ветров, сыщешь?
Переглянулись Дед Мороз со Снегурочкой, призадумались.
Пошли за деревню, сели под елкой и затужили.
Жалко им стало детей, и себя жалко. Они тут ходят, безобразничают под Рождество, а дети святое дело задумали.
Так и вечер наступил…
Глядь – а в небе уже первая звездочка зажглась!
А по дороге к деревне Сама Матушка Пресвятая Богородица со младенцем Христом идет!
Оглянулся дед Мороз по сторонам: вот бы где пальму найти! Да где ж ее найдешь?!
И давай ветку разлапистую с елки обламывать: красавица-то ведь какая! Чем хуже пальмы?
Снегурочка ему помогает усердно.
Да так увлеклись, что не только веточку, а всю елочку отломали! И бегом к избушке, где братик с сестричкой живут.
Вежливо в дверь постучали. А когда им открыли – в пояс хозяевам поклонились:
- Давайте, детки, скорее машите елочкой! А то как бы Царица Небесная мимо вас не прошла. Да и мы с вами порадуемся. Кто ж младенцу Христу на белом свете не рад?
А тут и Сама Богородица со Христом на пороге:
- Я этих деток, - говорит, - знаю давно. Они родителей своих слушают и Сыну моему каждый день молятся. Вот Я и решила к ним первым зайти.
Коснулась Богородица елочки своим золотым жезлом, а на вершину ее с неба первая звездочка и прилетела!
Коснулась Матерь Божия еще раз – зажглись на елочке разноцветные свечи.
В третий раз коснулась она елочки жезлом Своим – появились на ажурных веточках конфеты да пряники.
То-то было радости в избе!
Все сразу стали петь и хоровод вокруг елочки водить.
А Богородица и говорит:
- Вот так теперь будут на Руси во все века Рождество моего Сына встречать.
И ПОШЛА ОНА ДАЛЬШЕ ПО ВСЕЙ ЗЕМЛЕ.
А у нас, на Святой Руси, с тех пор так и повелось: в Красном углу, что на сторону восточную – икона Пресвятой Богородицы со Младенцем Христом. Под иконой – нарядная да праздничная елка. А под елочкой – добрый-предобрый Дедушка Мороз со своей маленькой внучкой Снегурочкой.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 13.12.2005 23:32
Сообщение #36


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


И. Рутенин

Рождество

Под свечами трепещут иголки,
Будто пылью светясь золотой,
И увенчана славная елка
Голубой Вифлеемской Звездой.
О, звезда Иисуса! Не гасни!
К нам иди за верстою верста:
Православное сердце как ясли
Ждет Рожденья Младенца Христа.
Веселится за окнами вьюга,
И, подняв кружевные крыла,
Возвещают снежинки друг другу,
Что Мария Христа родила,
Богоматерь сидит над яслями
Средь российских ветров, меж дорог,
И мы знаем, что в ночь эту с нами
Свет Звезды, Рождество – с нами Бог!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
zit
сообщение 14.12.2005 11:02
Сообщение #37


Новичок кулинарных дел!
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 179
Регистрация: 05.10.2005
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Москва
Пользователь №: 1652
Спасибо сказали: 0 раз



Репутация:   0  


Спаси Господи , тебя, Танюша, за доброту, которую ты несешь! smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 14.12.2005 20:37
Сообщение #38


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Спаси, Господи, тех, кто это все написал, а я только делюсь радостью их открытия для себя. Бывает такая радость, о которой хочется всем рассказать, невозможно молчать. smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 14.12.2005 20:41
Сообщение #39


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


И. Рутенин

СКАЗКА ПРО КОЛОКОЛЬЧИК

Жил в степи все лето колокольчик. Хорошо ему было среди других цветов!
Обычно рано просыпался он после короткой ночи. Оглядывался кругом: синий день над степью, солнышко светит. А высоко в небе жаворонок смеется.
И всё это было ему родным и близким.
Но однажды проснулся колокольчик ночью от сильного холода. Смотрит — а кругом всё белым-бело! Снег выпал. Его и не ждали!
И стал колокольчик замерзать. Дрожит и думает: «Когда же придет день? Наверное, он ушел куда-нибудь по делам и скоро вернётся. Ведь когда наступит день, сразу станет тепло и уютно».
Но до утра было далеко. А колокольчик не привык к холодам.
И тогда спросил он у снега:
— Не видели ли вы день?
Ничего не ответил снег. Только еще больше потянуло от него холодом.
Тогда колокольчик нагнулся и тихо прозвенел ветру:
— Не видели ли вы день?
— У-у-у-у? — не понял ветер.
— Видели ли день? — снова повторил колокольчик.
Подошел к нему поближе студёный ветер, чтобы лучше расслышать, да тут и замёрз колокольчик.
О ту пору ехал по дороге человек на лошади. Увидел он цветок, подобрал, повесил на дугу своих саней и отправился дальше.
Едет, едет, вдруг слышит: заговорил маленький колокольчик. Может быть оттаял от тепла человеческих рук, а может быть ещё почему. Но только спросил он опять, нежно зазвенев в морозном воздухе:
— Видели ли день? Видели ли день? Понравилось людям, как разговаривает колокольчик. И они начали делать такие же колокольчики из серебра.
И даже когда люди отлили большой-большой колокол, чтобы он созывал всех христиан на молитву в храм Божий, он тоже громко спрашивал у всех:
— День?
—День?
— День?
—День?
Вот какая была интересная история с обыкновенным полевым цветком.


Сообщение отредактировал gena - 14.12.2005 20:42
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
zit
сообщение 15.12.2005 11:12
Сообщение #40


Новичок кулинарных дел!
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 179
Регистрация: 05.10.2005
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Москва
Пользователь №: 1652
Спасибо сказали: 0 раз



Репутация:   0  


Здорово! smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 15.12.2005 22:17
Сообщение #41


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Рождественское утро

Льется звучными волнами
Звон колоколов,
В Божий храм валит толпами
Люд со всех концов.
И богатый и убогий,
Пробудясь от сна,
Все спешат одной дорогой,
Мысль у всех одна:
Звон торжественный почуя,
Все во храм идут,
И с молитвой трудовою
Лепту в дар несут;
В дар Тому, Кто в ночь родился,
И средь пастухов
В яслях кроткий положился,
Принял дар волхвов,
Кто пришел на землю худших
Грешных оправдать,
И своих овец заблудших
К Пастырю собрать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
kulina
сообщение 16.12.2005 7:33
Сообщение #42


Кулинарная муза
*******

Группа: Администрация
Сообщений: 25590
Регистрация: 20.07.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Москва
Пользователь №: 104
Спасибо сказали: 1874 раза



Репутация:   15  


Рождество и Новый год приглашают


Анна ЛИНДБЕРГ, 16 декабря, 04:32 () Источник Utro.ru

В то время, как Москву заполняют нарядные елки и афиши праздничных концертов, выставочные залы и галереи стараются не отстать от главной темы декабря – способов и традиций празднования Нового года и Рождества. Уже в середине последнего месяца в году в Москве открылось немало экспозиций, посвященных грядущим праздникам.

Несмотря на обилие всевозможных предновогодних мероприятий, программы ГМИИ им. А.С. Пушкина уже несколько лет успешно лидируют с большим отрывом. Родители школьников пытаются всеми правдами и неправдами достать билеты на знаменитые музейные Рождественские балы, а для других возрастных категорий предусмотрены интереснейшие выставки.

В этом году праздничная экспозиция называется "Рождество в Санкт-Петербурге" и рассказывает о том, как сто лет тому назад в северной столице отмечали Рождество и Новый год. Открывается выставка текстом указа Петра I о переносе празднования Нового года с 1 сентября на 1 января. Экспонаты первого раздела экспозиции: иконы, детали облачения священника, церковные календари, рифмованное христославленье, стихи, и многое другое напоминают о русских традициях празднования Рождества как великого церковного праздника. Атмосферу ожидания рождественских чудес воссоздают на выставке прелестные мелочи. Старинные украшения и подсвечники ручной работы, очаровательные игрушки и изящные полезные мелочи, вроде игольницы или флакона для духов, можно разглядывать бесконечно. Почетное место в экспозиции занимает кукольный театр Гиньоль, изготовленный во Франции в 1867 году. В те времена подобные пальчиковые театры считались самым популярным ярмарочным аттракционом не только в России, но и в Европе. Разумеется, не обошлось без елки с подарками, праздничного стола и других непременных атрибутов ежегодного веселья. Однако, несмотря на обилие привлекательных экспонатов и всевозможных игрушек, идти на выставку с детьми не рекомендуется: старинные игрушки надежно спрятаны под огромными стеклянными колпаками, а оценить прелесть цветных гравюр может далеко не всякий ребенок. Экспозиция, задуманная как праздник души, на деле выглядит чопорно и уныло.

Малолетнего зрителя стоит сводить в Храм Христа Спасителя, где проходит выставка "Вертеп. Итальянская рождественская традиция". В те далекие времена, когда русские детишки плясали вокруг елки и истово верили в Деда Мороза, праведные католики стремились как можно раньше познакомить своих чад с историей Рождества Христова. Для того, чтобы не читать детям малопонятную для их возраста книгу, они придумали небольшое театральное представление – вертеп. Иногда сцена Рождества разыгрывалась вживую представителями паствы – кто-то брал на себя роль Марии, другой соглашался быть Иосифом, у третьих одалживали новорожденного младенца. Но чаще специальные мастера изготавливали небольшие скульптурки, которые постепенно стали непременным атрибутом праздника. В основе проекта выставки лежит идея показать типичную для Италии художественную традицию вертепов, зародившуюся в религиозных кругах и быстро распространившуюся в народе. На выставке будут представлены старинные и современные вертепы, созданные различными школами из разных областей Италии и выполненные в разнообразной технике. Фигурки из дерева, глины, терракоты, живописные полотна, расписанные вручную изделия из папье-маше, железа, камня, гипса, воссоздают сцены рождения Христа и являются примером высочайшего уровня ремесленного искусства страны.

А вот наиболее прагматичным гражданам имеет смысл отправиться в Центральный дом художника. Местная Рождественская ярмарка предлагает немало всевозможных праздничных сувениров, большинство из которых являются авторскими работами или сделаны по эскизам известных дизайнеров. Помните только, что поход на такую выставку грозит обернуться серьезными расходами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 17.12.2005 12:57
Сообщение #43


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Ксюш! Спасибо за информацию. smile.gif А с детьми действительно стоит сходить в храм Христа Спасителя во время святок, мы были в 2003 году, очень красиво!!! Да и в любом храме на Рождество детям будет очень интересно, все храмы украшены мишурой, еловыми лапами, во многих стоят вертепы, и подарки детворе на Рождество в храмах дарят. smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 17.12.2005 13:26
Сообщение #44


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


ПЫЛИНКА И КАПЕЛЬКА
Жила-была на земле Пылинка. И очень уж она гордилась собой.
— Смотрите, как нас много! — говорила она.— Мы народ самый многочисленный на всей планете. И сила мы грозная. Поднимется ветер, начнётся пыльная буря — никому тогда не сдобровать!
А над ней, на самом краешке листочка полевого цветка висела Капелька утренней росы. Слушала она гордые слова Пылинки и молчала.
Увидела её Пылинка и стала ещё больше распаляться:
— Про наших сестер — песчинок,— когда хотят сказать, что чего-то очень много, говорят: как песок морской. А ты что про себя можешь сказать?
— А нас когда много в небе — льётся дождь. А когда много на Земле, получается река, озеро или даже море,— отвечает ей Капелька.— И мы народ сильный и славный пред Богом.
Не ожидала такого поворота дела Пылинка. Рассердилась она тогда и говорит:
—А знаешь ли, что из нас, пылинок, весь Шар Земной состоит? Да и самого человека Господь из земли создал. Так-то вот!
А ей скромная Капелька и отвечает:
—А я— вещунья небесная. Когда Бог звёздочкам Свою святую волю говорит, я спешу тотчас к людям — Его слова передать. Это для того, чтобы они эту Его святую волю и на Земле исполнили.
—Что же тебе сейчас Господь велел передать человеку? — ехидно спросила её Пылинка.
—А вот что...— тихо сказал Капелька. Скатилась она росинкой с листочка, да и упала прямо на Пылинку.
И из этой горделивой Пылинки обыкновенная грязь получилась...
— Велел мне Господь передать людям,— сказала Капелька,— чтобы не гордились они. Потому что всякая гордость — как грязь пред Богом.
Наступило утро. Выглянуло солнышко. Грязь обсохла и снова Пылинкой стала. А Капелька испарилась!
— Так тебе и надо! — сказала Пылинка со злорадством.
Но всё сильнее пекло жаркое солнце. Да такое жаркое, что вся земля растрескалась.
Люди Бога стали молить:
— Видно, согрешили мы, Господи! Но пошли нам хоть капельку влаги. А то ведь земля урожая не даёт. В такую засуху голод может наступить. И нам, и нашим детям есть будет нечего. Воззри, Господи! Все былинки посохли! Одна только пыль на дорогах стоит!
Обиделась Пылинка, что так о ней люди говорят. Но, честно говоря, и самой ей невтерпёж — уж очень жарко!
И вдруг дождик пошёл! Да такой тёплый и ласковый, что все растения воспрянули. На хлебных полях пшеница вызревать стала.
То-то обрадовались люди!
И опять встретились Пылинка с Капелькой.
—Что же тебе на этот раз Господь велел людям передать? — спрашивает Пылинка.
— Велел передать мне Господь,— отвечает Капелька,— что Он — милосердный. Что дошла до Него молитва людская. И смилостивился Он над ними, и простил им грехи их тяжкие.
А Пылинка опять злиться продолжает и думает: «Ничего! Ещё посмотрим, что с тобой зимой будет!»
И вот наступила зима. Все реки и озёра замёрзли. Льдом покрылись. И даже не то, что моря — океаны некоторые замёрзли!
—Ага!— радуется Пылинка, хоть и сама продрогла вся до костей.— Всё равно наш народ и сильней, и славней вашего!
И вдруг смотрит— на неё снежинка с неба опускается! Летит, как белая голубка, в морозном воздухе порхает. А на ней платье, как у невесты белое, а на голове — кокошник, как у русских девушек.
Это была Капелька, которая в красавицу-снежинку превратилась.
—Ч...ч...то же тебе с...с...сейчас велено п...передать?— застучала от холода зубами продрогшая Пылинка.
— А велено мне передать от Господа Бога,— отвечает ей Капелька-Снежинка,— что самый сильный и славный народ на всей земле — это Святая Матушка Русь. И будет хранить её вовек Пресвятая Богородица Своими молитвами. Вот так и закончилась эта история. Так что запомни это, маленький читатель. Будь всегда скромным и никогда не гордись. Помни, к какому, благословенному Самим Господом Богом народу ты принадлежишь!..

Сообщение отредактировал gena - 17.12.2005 13:28
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 17.12.2005 13:27
Сообщение #45


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Полонский

Зимняя ночь в деревне

Весело сияет
Месяц над селом;
Белый снег сверкает
Синим огоньком.
Месяца лучами
Божий храм облит,
Крест под облаками
Как свеча горит.
Пусто, одиноко
Сонное село.
Вьюгами глубоко
Избы занесло.
Тишина немая
В улицах пустых.
И не слышно лая
Псов сторожевых.
Помоляся Богу,
Спит крестьянский люд,
Позабыв тревогу
И тяжелый труд.

Сообщение отредактировал gena - 17.12.2005 13:32
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 18.12.2005 15:28
Сообщение #46


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


И. Рутенин

ЧУДО-ОГОНЁК

У Святой Руси всегда было много врагов. Не нравилось им, что русские люди Христа Бога почитают и в каждой избе, и в каждом тереме перед иконами Богу и Богородице молятся.
И вот как-то собралось великое полчище со Святой Русью воевать. А прежде на неё коварно напасть. И надеялись они не на силу своих воинов, не на быстрые стрелы, не на острые сабли. А был у них в войске злой волшебник. Он и подарил вражескому хану Злопыхану чудо-Огонёк. И этот Огонёк имел один силу больше всего войска вражьего.
Однажды напали они ночью на Святую Русь, да и спалили этим Огоньком целую деревню! Такое большое пламя от него разгорелось!
Обрадовались враги, что у них огромная силища есть, и пошли дальше народ грабить да людей мирных убивать.
А Огонёк жалостливый был. И стал он человеческим голосом говорить, хана отговаривать русский народ губить.
Но не послушался его хан Злопыхан. А волшебник так и вообще стал пугать, что возьмёт и задует его.
—Добренький ты! — сказал Огоньку.— А задую тебя — ты не только зла, но и добра людям не принесёшь!
Опечалился Огонёк: «Что же теперь делать?» — думает.
А полчище вражеское пошло дальше и ещё целый город сожгло!
А женщин и детей в плен взяли...
Опять стал сетовать Огонёк и хана упрашивать:
—Не ходи на Святую Русь! Отпусти всех пленных на свободу. А то как бы тебе горя не нажить.
Но не послушались его снова хан Злопыхан и злой волшебник.
Так подошли они к одной пустыньке, где святой старец-отшельник один в маленькой келье жил.
И стали они чудо-Огоньком его келью поджигать.
Насмехаются да куражатся: вот пожар-то будет!
И действительно, такое пламя разбушевалось, аж смотреть страшно.
А келья не загорается и старец в ней как ни в чем не бывало невредимый Господу Богу молится!
Разъярился хан и велел ещё пуще прежнего пламя разжигать. Но явился тут с неба Ангел Господень и затушил пожар. А всё войско и злой волшебник, и хан Злопыхан — сгорели.
И утихло тогда пламя.
Пожар-то утих, а чудо-Огонёк один-одинёшенек остался.
Подошёл тогда к нему монах и говорит:
—Что ж это ты, Огонёк, столько зла людям наделал?
Заплакал тогда слезами-искорками чудо-Огонёк и отвечает:
— Не по моей вине и не по моей воле, старче, все это горе горькое было. А заставили меня хан и злой волшебник. Как я ни упрашивал их не делать зла — не соглашались они.
— Раз так,— говорит старец-монах,— давай с тобой вместе добро людям делать.
Тогда отпустили они всех пленников домой.
—А ты,— говорит Огоньку старец,— за всех этих людей и за себя, что зло им, хоть и не по своей вине, сделал, и за всю Святую Матушку Русь теперь будешь вовек со мной Богу молиться.
Обрадовался чудо-Огонёк несказанно. Ведь он на самом деле очень добрым был.
Взял его тогда бережно старец, свечки от него зажёг и в лампадку его определил, чтобы жить там навсегда. А лампадку поставил перед святой иконой.
Так они до сих пор вместе Богу и Богородице молятся. И никто их победить не может. Ведь когда с чудо-Огоньком перед иконой кто-нибудь что-то у Господа просит — всякую силу вражию одолеет!
А у тебя дома в лампадке есть свой молитвенный чудо-Огонёк?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 20.12.2005 19:34
Сообщение #47


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Детская молитва
(прочитай и выучи)


Господи, помилуй!
Господи, прости!
Не послушал маму я…
Грех мне отпусти!
К маме подбегаю,
Слезы не тая,
Вот и помирились:
Мама, Бог и я!


МОЛИТВА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

       Мира Заступница, Матерь Всепетая!
       Я пред тобою с мольбой:
Бедного грешника, мраком одетого,
       Ты благодатью покрой.
       Если постигнут меня испытания,
       Скорби, утраты, враги,
       В трудный час жизни,
       В минуту страдания
       Ты мне, молю, помоги!
       Радость духовную, жажду спасения
       В сердце мое положи;
       В Царство Небесное, в мир утешения
       Путь мне прямой укажи!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
zit
сообщение 21.12.2005 13:19
Сообщение #48


Новичок кулинарных дел!
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 179
Регистрация: 05.10.2005
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Москва
Пользователь №: 1652
Спасибо сказали: 0 раз



Репутация:   0  


Танюшенька благодарение тебе!
Жаль, что не могу выставить на форуме видеоклипп называется "Разговор с богом". Такой клип чудный.....но..... 213.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 21.12.2005 19:13
Сообщение #49


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Спасибо, Ириш. smile.gif А клип жаль, но на то воля Господня... Значит так лучше для нас. Что-то другое будет, даст Бог smile.gif .
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
gena
сообщение 21.12.2005 19:17
Сообщение #50


Хранительница форума
*******

Группа: Пользователи
Сообщений: 6956
Регистрация: 01.12.2003
Обратиться по нику
Цитата выделенного
Из: Украина, Донецк
Пользователь №: 142
Спасибо сказали: 93 раза



Репутация:   0  


Так как рассказы для детей, то ничего ни меняю.

Милые дети, перед вами рассказ Ивана Сергеевича Шмелева из романа «Лето Господне». Однажды, он был вынужден покинуть Родину. Но всю оставшуюся жизнь, проведенную за границей, он очень грустил по любимой России. Вот как он рассказывает о встрече Рождества своему племяннику Иву, живущему во Франции.

И. Шмелев

Рождество

Ты хочешь, милый мальчик, чтобы я рассказал тебе про наше Рождество. Ну, что же... Не поймешь чего — подскажет сердце.
Как будто я такой, как ты. Снежок ты знаешь? Здесь он — редко, выпадет — и стаял. А у нас, повалит, — свету, бывало, не видать, дня на три! Все завалит. На улицах — сугробы, все бело. На крышах, на заборах, на фонарях — вот сколько снегу! С крыш свисает. Висит — и рухнет мягко, как мука. Ну, за ворот засыплет. Дворники сгребают в кучи, свозят. А не сгребай — увязнешь. Тихо у нас зимой и глухо. Несутся санки, а не слышно. Только в мороз, визжат полозья. Зато весной, услышишь первые колеса... — вот радость!..
Наше Рождество подходит издалека, тихо. Глубокие снега, морозы крепче. Увидишь, что мороженых свиней подвозят, — скоро и Рождество. Шесть недель постились, ели рыбу. Кто побогаче — белугу, осетрину, судачка, наважку; победней — селедку, сомовину, леща... У нас, в России, всякой рыбы много. Зато на Рождество — свинину, все. В мясных, бывало, до потолка навалят, словно бревна, — мороженые свиньи. Окорока обрублены, к засолу. Так и лежат, рядами, — разводы розовые видно, снежком запорошило.
А мороз такой, что воздух мерзнет. Инеем стоит, туманно, дымно. И тянутся обозы — к Рождеству. Обоз? Ну будто поезд... только не вагоны, а сани, по снежку, широкие, из дальних мест. Гусем, друг за дружкой, тянут. Лошади степные, на продажу. А мужики здоровые, тамбовцы, с Волги, из–под Самары. Везут свинину, поросят, гусей, индюшек, — «пылкого морозу». Рябчик идет, сибирский, тетерев–глухарь... Знаешь — рябчик? Пестренький такой, рябой... — ну, рябчик! С голубя, пожалуй, будет. Называется — дичь, лесная птица. Питается рябиной, клюквой, можжевелкой. А на вкус, брат!.. Здесь редко видишь, а у нас — обозами тянули. Все распродадут, и сани, и лошадей, закупят красного товару, ситцу, — и домой, чугункой. Чугунка? А железная дорога. Выгодней в Москву обозом: свой овес–то, и лошади к продаже, своих заводов, с косяков степных.
Перед Рождеством, на Конной площади, в Москве, — там лошадями торговали, — стон стоит. А площадь эта... — как бы тебе сказать?.. — да попросторней будет, чем... знаешь, Эйфелева–то башня где? И вся — в санях. Тысячи саней, рядами. Мороженые свиньи — как дрова лежат на версту. Завалит снегом, а из–под снега рыла да зады. А то чаны, огромные, да... с комнату, пожалуй! А это солонина. И такой мороз, что и рассол–то замерзает... — розовый ледок на солонине. Мясник, бывало, рубит топором свинину, кусок отскочит, хоть с полфунта, — наплевать! Нищий подберет. Эту свиную «крошку» охапками бросали нищим: на, разговейся! Перед свининой — поросячий ряд, на версту. А там — гусиный, куриный, утка, глухари–тетерьки, рябчик... Прямо из саней торговля. И без весов, поштучно больше. Широка Россия, — без весов, на глаз. Бывало, фабричные впрягутся в розвальни, — большие сани, — везут–смеются. Горой навалят: поросят, свинины, солонины, баранины... Богато жили.
Перед Рождеством, дня за три, на рынках, на площадях,— лес елок. А какие елки! Этого добра в России сколько хочешь. Не так, как здесь,— тычинки. У нашей елки... как отогреется, расправит лапы,— чаща. На Театральной площади, бывало,— лес. Стоят, в снегу. А снег повалит,— потерял дорогу! Мужики, в тулупах, как в лесу. Народ гуляет, выбирает. Собаки в елках — будто волки, право. Костры горят, погреться. Дым столбами. Сбитенщики ходят, аукаются в елках: «Эй, сла–дкий сбитень! калачики горя–чи!..» В самоварах, на долгих дужках,— сбитень. Сбитень? А такой горячий, лучше чая. С медом, с имбирем,— душисто, сладко. Стакан — копейка. Калачик мерзлый, стаканчик сбитню, толстенький такой, граненый,— пальцы жжет. На снежку, в лесу... приятно! Потягиваешь понемножку, а пар — клубами, как из паровоза. Калачик — льдышка. Ну, помакаешь, помягчеет. До ночи прогуляешь в елках. А мороз крепчает. Небо — в дыму — лиловое, в огне. На елках иней. Мерзлая ворона попадется, наступишь — хрустнет, как стекляшка. Морозная Россия, а... тепло!..
В Сочельник, под Рождество,— бывало, до звезды не ели. Кутью варили, из пшеницы, с медом; взвар — из чернослива, груши, шепталы... Ставили под образа, на сено. Почему?.. А будто — дар Христу. Ну... будто Он на сене, в яслях. Бывало, ждешь звезды, протрешь все стекла. На стеклах лед, с мороза. Вот, брат, красота–то!.. Елочки на них, разводы, как кружевное. Ноготком протрешь — звезды не видно? Видно! Первая звезда, а вон — другая... Стекла засинелись. Стреляет от мороза печка, скачут тени. А звезд все больше. А какие звезды!.. Форточку откроешь — резанет, ожжет морозом. А звезды..! На черном небе так и кипит от света, дрожит, мерцает. А какие звезды!.. Усатые, живые, бьются, колют глаз. В воздухе–то мерзлость, через нее–то звезды больше, разными огнями блещут, — голубой хрусталь, и синий, и зеленый, — в стрелках. И звон услышишь. И будто это звезды — звон–то! Морозный, гулкий, — прямо, серебро. Такого не услышишь, нет. В Кремле ударят, — древний звон, степенный, с глухотцой. А то — тугое серебро, как бархат звонный. И все запело, тысяча церквей играет. Такого не услышишь, нет. Не Пасха, перезвону нет, а стелет звоном, кроет серебром, как пенье, без конца–начала... — гул и гул.
Ко всенощной. Валенки наденешь, тулупчик из барана, шапку, башлычок,— мороз и не щиплет. Выйдешь — певучий звон. И звезды. Калитку тронешь,— так и осыплет треском. Мороз! Снег синий, крепкий, попискивает тонко–тонко. По улице — сугробы, горы. В окошках розовые огоньки лампадок. А воздух... — синий, серебрится пылью, дымный, звездный. Сады дымятся. Березы — белые виденья. Спят в них галки. Огнистые дымы столбами, высоко, до звезд. Звездный звон, певучий,— плывет, не молкнет; сонный, звон–чудо, звон–виденье, славит Бога в вышних,— Рождество.
Идешь и думаешь: сейчас услышу ласковый напев–молитву, простой, особенный какой–то, детский, теплый... — и почему–то видится кроватка, звезды.
Рождество Твое, Христе Боже наш,
Возсия мирови Свет Разума...
И почему–то кажется, что давний–давний тот напев священный... был всегда. И будет.
На уголке лавчонка, без дверей. Торгует старичок в тулупе, жмется. За мерзлым стеклышком — знакомый Ангел с золотым цветочком, мерзнет. Осыпан блеском. Я его держал недавно, трогал пальцем. Бумажный Ангел. Ну, карточка... осыпан блеском, снежком как будто. Бедный, мерзнет. Никто его не покупает: дорогой. Прижался к стеклышку и мерзнет.
Идешь из церкви. Все — другое. Снег — святой. И звезды — святые, новые, рождественские звезды. Рождество! Посмотришь в небо. Где же она, та давняя звезда, которая волхвам явилась? Вон она: над Барминихиным двором, над садом! Каждый год — над этим садом, низко. Она голубоватая, Святая. Бывало, думал: «Если к ней идти — придешь туда. Вот, прийти бы...и поклониться вместе с пастухами Рождеству! Он — в яслях, в маленькой кормушке, как в конюшне... Только не дойдешь, мороз, замерзнешь!» Смотришь, смотришь — и думаешь: «Волсви же со звездою путеше–эствуют!..»
Волсви?.. Значит — мудрецы, волхвы. А, маленький, я думал — волки. Тебе смешно? Да, добрые такие волки,— думал. Звезда ведет их, а они идут, притихли. Маленький Христос родился, и даже волки добрые теперь. Даже и волки рады. Правда, хорошо ведь? Хвосты у них опущены. Идут, поглядывают на звезду. А та ведет их. Вот и привела. Ты видишь, Ивушка? А ты зажмурься... Видишь — кормушка, с сеном, светлый–светлый мальчик, ручкой манит?.. Да, и волков... всех манит. Как я хотел увидеть!.. Овцы там, коровы, голуби взлетают по стропилам... и пастухи, склонились... и цари, волхвы... И вот, подходят волки. Их у нас в России мно–го!.. Смотрят, а войти боятся. Почему боятся? А стыдно им... злые такие были. Ты спрашиваешь — впустят? Ну, конечно, впустят. Скажут: ну, и вы входите, нынче Рождество! И звезды... все звезды там, у входа, толпятся, светят... Кто, волки? Ну, конечно, рады.
Бывало, гляжу и думаю: прощай, до будущего Рождества! Ресницы смерзлись, а от звезды все стрелки, стрелки...
Зайдешь к Бушую. Это у нас была собака, лохматая, большая, в конуре жила. Сено там у ней, тепло ей. Хочется сказать Бушую, что Рождество, что даже волки добрые теперь и ходят со звездой... Крикнешь в конуру — «Бушуйка!». Цепью загремит, проснется, фыркнет, посунет мордой, добрый, мягкий. Полижет руку, будто скажет: да, Рождество. И — на душе тепло, от счастья.
Мечтаешь: Святки, елка, в театр поедем... Народу сколько завтра будет! Плотник Семен кирпичиков мне принесет и чурбачков, чудесно они пахнут елкой!.. Придет и моя кормилка Настя, сунет апельсинчик и будет целовать и плакать, скажет — «выкормочек мой... растешь»... Подбитый Барин придет еще, такой смешной. Ему дадут стаканчик водки. Будет махать бумажкой, так смешно. С длинными усами, в красном картузе, а под глазами «фонари». И будет говорить стихи. Я помню:
И пусть ничто–с за этот Праздник
Не омрачает торжества!
Поднес почтительно–с проказник
В сей день Христова Рождества!
В кухне на полу рогожи, пылает печь. Теплится лампадка. На лавке, в окоренке оттаивает поросенок, весь в морщинках, индюшка серебрится от морозца. И непременно загляну за печку, где плита: стоит?.. Только под Рождество бывает. Огромная, во всю плиту,— свинья! Ноги у ней подрублены, стоит на четырех култышках, рылом в кухню. Только сейчас втащили, — блестит морозцем, уши не обвисли. Мне радостно и жутко: в глазах намерзло, сквозь беловатые ресницы смотрит... Кучер говорил: «Велено их есть на Рождество, за наказание! Не давала спать Младенцу, все хрюкала. Потому и называется — свинья! Он ее хотел погладить, а она, свинья, щетинкой Ему ручку уколола!» Смотрю я долго. В черном рыле — оскаленные зубки, «пятак», как плошка. А вдруг соскочит и загрызет?.. Как–то она загромыхала ночью, напугала.
И в доме — Рождество. Пахнет натертыми полами, мастикой, елкой. Лампы не горят, а все лампадки. Печки трещат–пылают. Тихий свет, святой. В холодном зале таинственно темнеет елка, еще пустая, — другая, чем на рынке. За ней чуть брезжит алый огонек лампадки, — звездочки, в лесу как будто... А завтра!..
А вот и — завтра. Такой мороз, что все дымится. На стеклах наросло буграми. Солнце над Барминихиным двором — в дыму, висит пунцовым шаром. Будто и оно дымится. От него столбы в зеленом небе. Водовоз подъехал в скрипе. Бочка вся в хрустале и треске. И она дымится, и лошадь, вся седая. Вот мо–роз!..
Топотом шумят в передней. Мальчишки, славить... Все мои друзья: сапожниковы, скорнячата. Впереди Зола, тощий, кривой сапожник, очень злой, выщипывает за вихры мальчишек. Но сегодня добрый. Всегда он водит «славить». Мишка Драп несет Звезду на палке — картонный домик: светятся окошки из бумажек, пунцовые и золотые,— свечка там. Мальчишки шмыгают носами, пахнут снегом.
— «Волхи же со Звездою питушествуют!» — весело говорит Зола.
Волхов приючайте,
Святое стречайте,
Пришло Рождество,
Начинаем торжество!
С нами Звезда идет,
Молитву поет...
Он взмахивает черным пальцем и начинают хором:
Рождество Твое. Христе Бо–же наш...
Совсем не похоже на Звезду, но все равно. Мишка Драп машет домиком, показывает, как Звезда кланяется Солнцу Правды. Васька, мой друг, сапожник, несет огромную розу из бумаги и все на нее смотрит. Мальчишка портного Плешкин в золотой короне, с картонным мечом серебряным.
— Это у нас будет царь Кастинкин, который царю Ироду голову отсекает! — говорит Зола. — Сейчас будет святое приставление! — Он схватывает Драпа за голову и устанавливает, как стул. — А кузнечонок у нас царь Ирод будет!
Зола схватывает вымазанного сажей кузнечонка и ставит на другую сторону. Под губой кузнечонка привешен красный язык из кожи, на голове зеленый колпак со звездами.
— Подымай меч выше! — кричит Зола. — А ты, Степка, зубы оскаль страшней! Это я от бабушки еще знаю, от старины! Плешкин взмахивает мечом. Кузнечонок страшно ворочает глазами и скалит зубы. И все начинают хором:
Приходили вол–хи,
Приносили бол–хи,
Приходили вол–хари,
Приносили бол–хари,
Ирод ты Ирод,
Чего ты родился,
Чего не крестился,
Я царь — Ка–стинкин,
Маладенца люблю,
Тебе голову срублю!
Плешкин хватает черного Ирода за горло, ударяет мечом по шее, и Ирод падает, как мешок. Драп машет над ним домиком. Васька подает царю Кастинкину розу. Зола говорит скороговоркой:
— Издох царь Ирод поганой смертью, а мы Христа славим–носим, у хозяев ничего не просим, а чего накладут — не бросим!
Им дают желтый бумажный рублик и по пирогу с ливером, а Золе подносят и зеленый стаканчик водки. Он утирается седой бородкой и обещает зайти вечерком спеть про Ирода «подлинней», но никогда почему–то не приходит.
Позванивает в парадном колокольчик, и будет звонить до ночи. Приходит много людей поздравить. Перед иконой поют священники, и огромный дьякон вскрикивает так страшно, что у меня вздрагивает в груди. И вздрагивает все на елке, до серебряной звездочки наверху.
Приходят–уходят люди с красными лицами, в белых воротничках, пьют у стола и крякают.
Гремят трубы в сенях. Сени деревянные, промерзшие. Такой там грохот, словно разбивают стекла. Это — «последние люди», музыканты, пришли поздравить.
— Береги шубы! — кричат в передней.
Впереди выступает длинный, с красным шарфом на шее. Он с громадной медной трубой, и так в нее дует, что делается страшно, как бы не выскочили и не разбились его глаза. За ним толстенький, маленький, с огромным прорванным барабаном. Он так колотит в него култышкой, словно хочет его разбить. Все затыкают уши, но музыканты все играют и играют.
Вот уже и проходит день. Вот уже и елка горит — и догорает. В черные окна блестит мороз. Я дремлю. Где–то гармоника играет, топотанье... — должно быть, в кухне.
В детской горит лампадка. Красные языки из печки прыгают на замерзших окнах. За ними — звезды. Светит большая звезда над Барминихиным садом, но это совсем другая. А та, Святая, ушла. До будущего года.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

5 страниц V  < 1 2 3 4 > » 

Свернуть

> Рекомендуем почитать

  Тема Ответов Автор Просмотров Последнее сообщение
Нет новых Рождественские поросята
20 kulina 11725 03 November 2006 23:09
Посл. сообщение: tati
Нет новых сообщений Рождественские гадания
способы рождественских гаданий
2 Леди 5440 26 April 2006 13:52
Посл. сообщение: julka85


 

Текстовая версия Сейчас: 03 December 2021 9:19
Кулинария, кулинарные рецепты

Рейтинг@Mail.ru